Дима Руттер (dima_r) wrote,
Дима Руттер
dima_r

Categories:

Самокат

2+ стр. Учусь писать :)


Похож!

Когда мне было 6 лет, мне подарили самокат. Нет, не электрический, на нем надо было отталкиваться ногой. Дело было в те далекие времена, когда динозавры уже вымерли, а компьютеры домашними еще не стали. Мы не были избалованы ништяками, так что этот подарок стал для меня Событием.

Самокат наполовину выглядывал из лежащей на полу коробки. Он был темно-красным, с тугими черными шинами и светлой деревянной дощечкой для ноги. От самоката веяло чем-то взрослым, страшноватым для шестилетки. Казалось, что ездить на нем имели право только водители трамваев, космонавты и другие герои нашего времени. Поездка представлялась чем-то невероятно сложным и одновременно романтичным. Смогу ли я?..

Я смотрел на самокат, а взрослые — на меня. Наконец, кто-то спросил: «Поднять-то его сможешь?» Этот вопрос вывел меня из ступора. Вместо огромной, непонятной и пугающей задачи — стать водителем самоката — появилась простая и ясная жизненная цель. Я взялся за руль и попытался приподнять волшебную машину… Не получилось. Советский самокат оказался тяжелым, как свинцовые мерзости дикой русской жизни.

Кто-то из взрослых хотел мне помочь, но его остановили: «Подожди… если не может поднять, так, может, рано ему?..» Рано?.. У меня что, хотят его отобрать?!! Я насупился, поднатужился — и все-таки поставил самокат на колеса. Правда, он тут же завалился в другую сторону, но я все равно гордо заявил взрослым:
- Могу поднять!
- Ну тогда поезжай, — ответили мне.

Разумеется, я несколько раз навернулся. Но в конце концов произошло чудо: мне удалось поехать! Меня охватил восторг. Я стал гонять по нашей двухкомнатной квартире. Раньше она казалась огромной как космос, а теперь вдруг скукожилась. Комнаты стали маленькими, коридоры — узкими, а из кухни пришлось выезжать задним ходом: развернуться там не удалось.

- Э, нет, так не пойдет, - сказала мама, уворачиваясь от меня. - Если хочешь кататься, иди-ка на улицу. Только не долго, скоро обедаем!

Во дворе никого не было. На маленькой парковке стоял «Запорожец» - самая новая модель, с «ушами»! Я уважительно потрогал их.

Я стал кататься по парковке. Асфальт был слегка побит, но это почти не мешало. Самокат был сделан прочно и имел достаточно крупные колеса, чтобы не замечать мелких выбоин. Да, он был тяжелым, зато не боялся бездорожья и разгильдяйства. Но большие ямы я все-таки на всякий случай объезжал.

Я ездил по кругу. Зигзагом. Восьмерками. Я специально наезжал на паребрик и проваливался в колдобины. Перед глазами проносились серые стены дома, зеленые деревья, сверкающий «Запорожец». Самокат весело громыхал. Я объезжал его, как боевого коня. Пару раз я упал и ободрался, но взрослых рядом не было, так что плакать не имело смысла.

Наконец, я остановился и огляделся. Самокат был освоен, а парковка — изъезжена вдоль и поперек. Что дальше?

Мы жили в хрущовской пятиэтажке с пятью подъездами. Я катался по парковке возле первого из них. Тут начиналась дорога, проходившая вдоль всех подъездов. Она была прямой, широкой и бесконечно длинной, как моя жизнь. Где-то вдали, в тумане (близорукость у меня уже начиналась, а очков еще не было) дорога заворачивала в неведомое. Дальше лежала terra incognita. Там могли водиться тигры. Я никогда еще не забирался в такую опасную даль.

Я подъехал к выезду с парковки. Прямо передо мной лежала дорога. Она уходила вдаль и манила за собой. Казалось, что если поехать по ней и как следует разогнаться, то можно взлететь, как во сне. Страх перед неизвестностью куда-то ушел, остался только звенящий зов бесконечной ленты серого асфальта. Кажется, в тот момент я постиг даосскую концепцию Пути.

Я стал изо всех сил разгонять самокат. Нога толкала землю все чаще и чаще. Кусты, стена дома, окна, двери — все размазалось в серую ленту. В ушах засвистел ветер. Нога попала под колесо, но боли я не почувствовал, просто перестал отталкиваться и поехал по инерции.

Наконец, самокат остановился. Я посмотрел назад. Там, в тумане, виднелась парковка с красавцем-«Запорожцем», и за ним угадывался мой родной подъезд. А прямо передо мной, за поворотом, было интересно: стояли огромные серые дома, ходили люди, вдалеке шумно проехал трамвай. Тигров видно не было.

Я снова оглянулся. Обратный путь казался простым: от поворота все время прямо, еще раз потрогать уши «Запорожца» - и в подъезд, домой, обедать. Сердце громко стучало где-то в горле и требовало подвигов. Я решительно поехал вперед. Мне, как Болконскому, было страшно и весело.

Не знаю, когда и как я заблудился. Просто, оглянувшись в очередной раз, я не увидел знакомого поворота, от которого начинался безопасный путь домой. Дорога, раньше простая и ясная, превратилась в запутанную паутину. Передо мной лежал настоящий лабиринт поворотов и разветвлений. Я бросился обратно, но выскочил в какое-то незнакомое место. Хотел вернуться, но снова не получилось…

Я остановился. Сердце по-прежнему стучало где-то в горле, но уже не так, как раньше. Веселье куда-то ушло, зато страх расширился и охватил все тело. Я задрожал, дыхание сделалось прерывистым. Перед глазами все стало предательски расплываться. Показалось, будто из-за угла доносится рычание тигра...

Внезапно я ощутил, что я один. Совсем один. Взрослые остались где-то далеко, в другом мире; плачь, не плачь — не услышат. Либо я найду дорогу обратно, либо так и останусь на этой пустой дороге, между безразличными серыми стенами чужих домов — пока тигры не придут. Моя жизнь зависела от меня и я отвечал за нее.

Я вздохнул и огляделся. Взрослых рядом не было, но неподалеку возились какие-то незнакомые мальчишки. Они были очень большими: класса из третьего, а может, даже из пятого. Обычно я таких боялся, но теперь выбирать не приходилось. Я набрался смелости, подошел и очень-очень вежливо спросил:
- Скажите пожалуйста, а где здесь…
Я замялся. Это чужие мальчишки, мой дом они вряд ли знают. Да и небезопасно его выдавать непонятно кому… О! На них школьная форма! Надо спросить про школу — она присутствовала на моей карте мира, я ее знал!
- Скажите пожалуйста, а где здесь школа номер такой-то?
Мальчишки переглянулись и засмеялись:
- Да вот же она!
Один из соседних домов вдруг как по волшебству превратился в знакомую школу. Правда, с такого ракурса я ее еще не видел.
- А где улица такая-то?
- Да там же!
Я побежал туда. Самокат вел в поводу. Мне казалось, что если я поеду на нем, то опять потеряюсь.

Ура, улица действительно оказалась знакомой! По ней бабушка водила меня в детский сад. Вот аптека, а там магазин — в них я тоже бывал. Значит, мой дом должен быть вооон там…

Мир преобразился и обрел знакомые черты. Медленно, чтобы не спугнуть это чудо, я встал на самокат и поехал к дому. Я не спешил и все время оглядывался по сторонам. Вот показался еще один знакомый дом… знакомый забор... много раз хоженная тропинка…

Когда я выехал на родную парковку, сил для радости уже не оставалось. Даже не подходя к «Запорожцу», я пошел домой. Ответственность за свою жизнь оказалась утомительной. Хотелось просто пообедать вместе с мамой.

С тех пор я побывал в самых разных местах. Я ходил по карельской тайге, по израильским пустыням, плавал на байдарке, карабкался на перевалы Тянь-Шаня и на альпийские вершины. Иногда я терял свой путь, но всякий раз находил его снова. Мне помогало воспоминание об этом давнем чуде, когда незнакомый враждебный окружающий мир вдруг превратился в знакомый и добрый. А еще я не боялся спросить дорогу.


Tags: nostalgia, sport, tales, training, transformation, крышеснос, треп
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments